По твоим венам плывут дельфины

По твоим венам плывут дельфины, разрезая речную гладь.
Внутри тебя волны плещутся, и брызги разлетаются салютами разноцветными, сквозь цикличность ветра по всем числам января, и её светлые локоны парят вместе с дельфинами в алых морях. Шпалы горят на ж/д сообщении со смыслом жизни, поезда больше не ходят в провинцию мысли, в этот уездный город отрицания действительности, где замерли числа на электронных часах. В борьбе с менталитетом отчизны плывём в никуда. Тону в алых водах собственных фобий, где только мои копии поддерживают пульс. На фотографии неба бесконечное число планет — ухожу в рекурсию. Дверь закройте! На мне аудиотабличка «не беспокоить». Я не бесподобен, как с небес драконы или бес покорный. Ликбез народа не без нарочно раненых пунктуацией. Просыпаюсь на дне как сталагмит — так не хочется вставать. Она мой сталактит, но противоположности сходятся, и мы вместе образуем сталагнат. Я устал как раб, перенеси меня, вместе с единичкой умножая столбиком, вдаль от этих устоев. Ты не шагаешь ни вперед, ни в стороны — это земля вертится под ногами. Земля, которой недостоин ни один из моих килограммов. Эта сила парус надувает — ветер? -нет, что-то другое. Останавливая жизнь на паузу, не покидаешь полигон. снаряды, что не видны глазу прямиком над тобой. И в итоге ты либо проигрываешь войну, либо проигрываешь бой. Мысли режут пилой, острой как жизнь, которую жизнью можно назвать лишь косвенно. О чём думает человек будучи один на острове? За зеркальными сходствами вижу отличия, главный храм страны в форме бутылки «столичной». Все привычки вычурные как спирали на полях, под эти слова кивает моряк, понимая, что жизнь испарится с чёрными слезами дельфинов в алых морях.

По твоим венам плывут дельфины

По твоим венам текут дельфины, разрезая морскую гладь. Внутри тебя море плещется, капилляры взрываются снегопадом. Плохие вести с других полей: я умер позавчера.
Дефрагментирую знакомые обрывки слов и забрасываю всё в никуда;
Искал в связке ключ от сердца бренного. В IT-голове к серверу, от сердца с юга к северу летал домой прижатый к стенке этиленом, красками рисовал на небе. Прямолинейно шагаю в сторону, голова кружится, мир поник. Неважно, сколько живёшь в этом городе: главное вовремя его покинуть. В голову, сквозь твоё море из вен проникает в сознание стойкая мысль и держится долго, уже как полгода — когда же лучше самоубиться. Дельфины вместе с последним дыханием все разом утонут в алых морях. Мёртвое тело в сакральных сетях паутин и белом снеге в конце декабря. (снег заметёт все следы пребывания в мире. Оставь на десерт своё мнение, эти дельфины утонут в море эти слова последние). В детстве учили складывать числа; вырос и понял, что цифра — ты сам. Красные пятна от крови на парке, домой в ту же сторону, только ногами вперёд, задыхайся в последних желаниях, ты обречён, продрог и мёртв. Самое страшное — жить, и не видеть, не слышать, не думать, не верить, не знать, не писать, не молиться себе о потерянных днях, а дельфины под кожей станут последним пристанищем окситоцина и боли.
В крови есть многое, чего не видно глазам.
Складывай числа в уме, пошёл отсчёт назад, до свидания.